Всё о разводах

43 508 подписчиков

Свежие комментарии

  • Игорь ВОСТОКОВ
    Наш человек.Письмо: "Эта азбу...
  • София Ковальски
    Бабёнка вон из Омска поехала с двумя дочками к мужику с жилплощадью в Рыбинск и результат-убил он её детей..маньяком ...«Бездомные» мужчи...
  • Алексей Андреевич
    мда.....Как добиться щедр...

ЛЮБОВЬ НА ФОНЕ ГОСПОДСТВПА ДЕНЕГ

 

 Любовь разрушительная или созидательная сила?

 

.

Если весь мир рассматривать абстрактно, то в нем можно увидеть не человека вообще, а мужчину и женщину, от которых, как от Адама и Евы, происходят люди и отношения между поколениями, и их психология. Так что в конечном итоге мир распадается на мужчину и женщину, и теперь все заново начинается с этого, ибо проблемой становится преодоление их противоположности – противостояния между мужчиной и женщиной, что, в конце концов, точно так же, как и классовые противоречия, свертывает мир. А потому и психология не может быть общей, социальной, не говоря об абстрактном общественном сознании. Мы просто не можем подняться на уровень нынешних проблем и осмысливать их в их реальном положении, а потому мир нам представляется безумием и беспорядочным. В действительности же  все обстоит как раз наоборот. И человечеству угрожает это противоречие, а, следовательно, деньги и их неограниченное господство над людьми.  

 

 Соответствует ли сказанное положение той реальности, как изображают ее сегодня? Сексуальная революция, свободный секс, бум временных наслаждений, охвативший каждого и что человек обречен на это на веки веков. Но тогда можно сказать, что и страсть к деньгам (страсть к обогащению) – это неискоренимый порок, созданный цивилизацией.

В начале цивилизации, на протяжении всего матриархата, мы имели дело с неупорядоченными половыми связями. А теперь, когда эта цивилизация завершается, и человечество, по словам Маркса, переходит к его подлинной истории, мы снова имеем дело с беспорядочными отношениями, где впервые обнаружилась самая глубокая основа человеческой жизни – отношения между полами. Мы и не подозреваем, что жизнь, созданная капитализмом, разрушена в самой ее основе, и теперь возрождать ее нужно с этой ее основы, преодолев противоположность между мужчиной и женщиной.

Капитализм уже полностью отделил мужчину от женщины, и как результат этого процесса естественно развивается не только полное одиночество каждого, но, еще хуже – гомосексуализм и лесбиянство – однополые браки. Факты глубокого отчуждения человека от человека в первую очередь отразились во взаимных отношениях между мужчиной и женщиной и, главным образом, в их взаимном исключении и отчуждении. А это в свою очередь повлияло на отношения родителей и детей и тем изменило и отношения между поколениями. Ясно, если человечество не преодолеет этого состояния и не уничтожит антагонизм между мужчиной и женщиной, то оно действительно обречено. Оно ведет и к обострению антагонизма и между поколениями: расстроенная семья воспитывает только уродов. И уже мы не можем остаться на уровне беспорядочных связей. Это было бы просто гибелью. Поэтому это – задача, неизмеримо более сложная и высокая, чем экономическая, которая и подрывает нас на самой нашей глубокой основе.

В равной мере она подтачивает и подрывает и корни Запада. На Востоке так же происходит пробуждение, и деньги расшатывают и устои консерватизма Востока. Мир обновляется не его возрождением, а лишь массовым развитием страстей людей и их ненасытности, и поэтому разрушением. Разрушение старого мира не может не переживаться крахом или катастрофой, которая надвигается на человечество. Страх вызывает сегодня и широкое развитие преступности. Никто не может сегодня предвидеть, на что будет способно и чего захочет то поколение, которое вступит в самостоятельную жизнь лет через пять-десять. Мне часто представляется, что если сегодня человек складывается, по его объективному положению, разрушителем, то каким вступит в самостоятельную жизнь молодое поколение, сегодня просто являющееся «учащимся», школьником, студентом и т. д.? Тем более если учесть, что в этой сфере уже сегодня развиваются невероятные вещи!

Названные страсти, тем не менее, как раз доказывают, что люди впервые разъединились и что снова нужно объединить их, чтобы эти страсти приняли разумную форму и упорядочились. Сегодня люди вообще разъединились и изолировались друг от друга, т. е. освобождаются от тех связей и отношений, в рамках которых они жили до этого и остаются одинокими. В этом и суть предоставленность каждого себе. И этот всеобщий процесс индивидуализации и определяет движение общества к будущему, хотя кажется, что во всем оно опускается вниз. Даже сознание человека капиталистического общества, то есть сознание культурного человека рыночной экономики, называемой современной высокой цивилизацией, как бы так же опускается на уровень средневекового мышления. И точно так же, как общественное развитие постепенно парализуется денежными отношениями, точно так же и сознание современного человека блокируется мистическими и даже мифологическими понятиями, которые, казалось бы, безраздельно начинают господствовать над людьми цивилизованными. И эти процессы разъединения и мистификации в первую очередь коснулись отношения между полами и поколениями. Действительно, подумайте сами, какое сознание у человека может породить, например, денежное рабство, которое не оставляет человеку выбора. Это просто заколдованный круг, который одних попросту сводит сума, а других заставляет сводить счеты со своей собственной жизнью, а третьих ведет к террористическим актам, а четвертых - принуждает обращаться к богу. В таком отчаянном положении люди еще не находились, чтобы вдруг он оставался без семьи, без жены и детей, чтобы вдруг он оказался выброшенным на улицу собственным обществом, оказавшись безработным. И об этом сегодня начинают глубоко размышлять и англичане, и японцы, и американцы, раньше жившие спокойно и верившие только своему государству и своим богам. И этот порядок уже разваливается всюду и тем наводит страх на каждого человека.

Отсюда и смысл того, что все заново начинается с этой самой глубокой основы отношений между людьми. Перестроить же общество и общественные отношения без учета конкретных людей и их конкретных взаимоотношений между собой – это метод социалистического преобразования, которое подготовило объективные и субъективные предпосылки для этого коренного изменения, но ничего толком не решило. Теперь поэтому речь идет о том, чтобы изменить общество применительно к развитию человека, а значить к развитию и преобразованию отношений между полами, от которых полностью зависит и изменение отношений между поколениями. И это не может осуществляться иначе, как только сознательно.

 Стремление человека к его собственному благу отделило мужчину от женщины и тем сделало так, что они стали недоступными друг другу, и в силу того, что они оказались во внешних и временных связях, обострились и их страсти. Их отношения действительно стали временными, даже эпизодическими. Иначе говоря, некогда устойчивые связи распались, и они стали изменчивыми, и в их рамках естественно развивается погоня за временными наслаждениями, сиюминутными удовольствиями. И в результате ограничений, накладываемых на индивидов главным образом денежными отношениями, секс принимает самодовлеющий характер. И это ограничение не снимается с ростом богатства общества, а, напротив, богатства общества распадается в силу развития этого ограничения. Не случайно для человечества сегодня основной смысл приобретает понятие «выживание», к тому же в век научно-технического прогресса и высокого развития культуры. Но нас,  в сущности,  характеризует не только это, но вообще стремление быстро обогатиться, получить мгновенную прибыль, и это заставляет нас относиться чисто потребительски и даже хищнически к средствам производства, производительным силам, земле и т. д. Так что из человека надо выжать все, что от него можно получить, не заботясь об его воспроизводстве. Таков уж объективный принцип индивидуальной деятельности, переведенной на деньги и обусловленной погоней за деньгами, личным благополучием, где каждый заботится только о себе, а обо всех – только один бог. Просто было бы наивно думать, что изолированный и отчужденный человек способен думать о целом обществе и что-то делать в пользу людей, отодвинув свои интересы. Раз отдельный человек по воле бога стал владельцем денег, значит, он будет стремиться только к увеличению своих денег, презирая все то, что мешает этому его стремлению. Ведь директоры и прочие руководители советского производства руководствовались интересами производственных коллективов по объективному своему положению, а теперь по этому же положению наоборот, руководствуются собственными интересами и личным успехом и тем общество вообще узаконивает амбиций. А это значит, что за перевернутым сознанием «узаконено» разрушение, которое осуществляется методически. Так разрушается просто старая система общественных отношений между людьми. И люди это воспринимают «наступлением конца света», а государство – «процветанием жизни».

В действительности, разлагающаяся система естественно принимает такую форму, когда в ней все возникает как случайное, временное (мы еще не знаем, как развивается общество по нисходящей линии развития, и нас в этом отношении ничему не научили исторически распавшиеся общества и их смена новыми формами жизни). Ибо в этом объективном движении каждому отовсюду угрожают – инфляция, безработица, преступность, болезни, крах, банкротство, разорение, и никто не уверен, что сегодняшние результаты не будут утрачены завтра. Поэтому человек поневоле сосредоточен на настоящем, цепко хватается за него, концентрирован на временных достижениях. Никогда он не переживал этого состояния до сих пор, ничем не рисковал и не знал таких жертв, какие стали всеобщими теперь.

Таковы принципы выживания в обществе, которое распадается. И люди в этой бешеной погоне за деньгами даже не подозревают, что находятся на пороге новой жизни,  и крах старой жизни воспринимают крахом жизни вообще и отождествляют его с концом света.

Это - внешне беспорядочные связи, в глубине наполненные смыслом, непонятным только людям потребительского общества, посвятившим себя своему собственному благу и в этом ищущим свое счастье. Беспорядочные связи между полами являются как раз их свободным союзом, но неорганизованным и только во временных проявлениях, который не может осуществить себя как такового в теперешних условиях неограниченного господства денег над людьми. Именно поэтому рыночное общество – временное состояние, призванное лишь формировать эти страсти, освободив их от различных исторически сложившихся ограничений. И названный союз между мужчиной и женщиной должен созреть, развиться и самоутвердиться не просто как разумная страсть, а как сознательная любовь – то, что Энгельс называл «индивидуальной половой любовью» - человеческим отношением к человеку и самой глубокой страсть, способной преобразовать человека и формировать его личностью. Вот что он о ней пишет: «До средних веков не могло быть и речи об индивидуальной половой любви. Само собой разумеется, что физическая красота, дружеские отношения, одинаковые склонности и т. п. пробуждала у людей различного пола стремление к половой связи, что как для мужчин, так и для женщин не было совершенно безразлично, с кем они вступали в это интимнейшее отношение. Но от этого до современной половой любви еще бесконечно далеко. Современная половая любовь существенно отличается от простого полового влечения, от эроса древних. Во-первых, она предполагает у любимого существа взаимную любовь, в этом отношении женщина находится в равном положении с мужчиной, тогда как для античного эроса отнюдь не всегда требовалось ее согласие. Во-вторых, сила и продолжительность половой любви бывают такими, что невозможность обладания и разлука представляются обеим сторонам великим, если не величайшим несчастьем, они идут на огромный риск, даже ставят на карту свою жизнь, чтобы только принадлежать друг другу, что в древности бывало разве только в случаях нарушения супружеской верности» (там же). И это станет правилом только на высшем этапе  в результате устранения денежных отношений. Пока же человечество к этому только готовится и идет противоречивыми путями, индивидуализируя людей и развивая их ум и интеллект, чувства и сознание, но в рамках эгоизма. Само собой разумеется, будущее заложено именно здесь. Отсюда и тот факт, что будущее связано с индивидуализацией и с развитием индивидуальных связей людей. В теперешних условиях любовь становится как чувство и как сознание. В этом смысле она является созидательной силой. И в то же время она становится в рамках денежных отношений. А это предопределило ее разрушительный характер. 

Если мы рассматриваем отношения между полами со стороны их распада, то они гаснут, а вместе с ним исчезают и стимулы, и сознание, и психология, и мы не увидим становления будущих форм за их случайными и временными проявлениями. Стабильность же этих отношений, наблюдающаяся на Востоке, отнюдь не свидетельствует, что они могут возродиться по восточным эталонам, и люди,   в конце концов,  вернуться к образу жизни своих предков. Нашим предкам нужны были материальные блага, и они работали,  не покладая рук и не разгибая спину, чтобы иметь их, и они для них были целью и смыслом жизни. Социализм приспособил общество к этому человеку и его потребностям, в котором высшим благом выступало изобилие и свободное потребление. И люди и стремились к этому изобилию, и создавали его, полностью себя посвятив ему. Мы же, напротив, хотим только потребления, к тому же потребления только по западным стандартам, отстранив производство, и при этом не подозреваем, как обманываем себя и друг друга, уверяя, что в этом находим высшее благо и наслаждение. И мы действительно наслаждаемся жизнью, гоняясь за временными удовольствиями. А поскольку они стоят денег, то погоня за деньгами составляет смысл всей нашей жизни. И хотя все мы это осознаем, но не находим им объяснения. Тем не менее, они обосновываются и оправдываются. Ведь надо же человеку как-то оправдывать свои страсти и искать в них смысл, даже если они бессмысленны с точки зрения традиционных связей, освещенных религией или моралью.

Но вот выросло новое поколение людей, для которых все это потеряло смысл и высшим благом становится не материальные ценности, а человеческие отношения и любовь. И они в одночасье разрушили тот мир, который был скроен по меркам человека потребительского общества. А новый человек и выступил в лице владельца денег, страсти которого оказались неудержимыми и разрушительными. Разве любовь не является разрушительной силой, еще более сильной, чем страсть к деньгам? Страсть к женщине оказалась самой сильной, и она обострилась еще более, как росла пропасть между полами. И деньги здесь делались ради удовлетворения этой страсти. Разве развитие этого чувства, освободившегося от ограничений, не парализовало весь мир и не обратило на себя внимание? Просто мы не привыкли рассматривать жизнь через призму отношения между полами,   и поэтому не знаем, что происходит с нашим миром в результате изменений, происходящих в этих отношениях.

Но вряд ли человек мог бы разрушать то, что для него выступает высшей ценностью, а если разрушает, сам того не сознавая, то значит, что в корне изменились стимулы его жизнедеятельности, и цели. Но это просто еще не осознано и выступает в превращенных формах, обусловленных денежными отношениями. И вообще было бы наивным думать, что индивид способен осознать себя и свое содержание с исторической точки зрения. Человек еще не может отделить себя от денег и относиться критически к основанию своей жизни, тем более к социальным и историческим структурам. Женщина выступала владелицей семьи. И мужчина, испытывавший зависимость от нее и с уязвленным достоинством, приносивший домой деньги, изворачивался,  и,  в конце концов,  ему пришлось превращаться во владельца денег, чтобы противостоять ей и вернуть снова свою власть.

И это само по себе говорит о происхождении владельца денег – главной фигуры рыночной эпохи, - которое непосредственно связано не с общественными отношениями, а с процессами индивидуализации, т. е. как раз с превращением общественных отношений в индивидуальные. И этот процесс не прекратится, пока общество не перейдет в новое качественное состояние и владелец денег не превратится в психологическую форму личности,  которую мы получим, освободив индивидов от денег. 

Но женщина тут же смекнула и стала конкурировать с мужчиной, чтобы присваивать его деньги себе, но уже путем обмена. Она располагает своим полом как своей собственностью, и манипулирует своим телом как товаром, который не обесценится. И теперь мы видим, что она во многом его превзошла и на этом поприще, манипулируя страстями мужчины. И здесь произошла неожиданная метаморфоза: они впервые становятся равными партнерами,   обменивающимися взаимными услугами. И как равные партнеры, они уже не могут жить вместе, любить друг друга, пребывать в брачных связях и наслаждаться здесь супружеским счастьем. Они от ныне зависят от названного взаимного обмена.

Но суть не в этом. Главное состоит в том, что человек обнаружил недовольство и дискомфорт на всех уровнях жизни и впервые благодаря этому обмену дефицит человечности и подлинных чувств, очеловечивающих его. И ему не удастся скрыть эту нужду и убожество никаким блеском богатства. И,   в конце концов,  он разлагается внутренне, сохраняя лишь ослепительную форму владельца денег. Но поскольку отношения переведены на денежную основу, то повсюду мы имеем дело с этим процессом разложения, необходимым итогом которого является деградация. Ибо в этом мужчина истощает всего себя, поскольку принцип этого обмена основан на манипуляции женщиной своим телом.

Таким образом, рыночное общество не преодолевает деградацию мужчины, а напротив, доводит его до конца на денежной основе. За «крахом»  мужчины начинается и крах женщины. Отсюда и пауперизация населения.

 

Может быть, поэты и правы, если считают, что любовь является единственной силой, которая может связать молодежь этого поколения, и примирение произойдет на этой основе. Но главное здесь состоит в том, чтобы испытать в этом потребность, нужду и осознать ее необходимость. Но тогда сознательно или бессознательно каждый будет стремиться к этому, презирая все то, что мешает ее достижению, даже если она выступает в виде жажды обогащения или секса и осознается как влечение, никогда не находящее своего утоления. И этот факт свидетельствует о том, что любовь как страсть загадочна и непостижима. Разве жажда обогащения удовлетворяет наше знание, рассматриваемая просто как факт индивидуального смысла. Напротив, в человеческом плане она парадоксальна и так же непостижима, если хотят ее сделать всеобщей и увековечить в теперешней форме как продукта товарно-денежных отношений. В этом смысле всеобщей можно сделать жажду знания и любовь, но не жажду обогащения. Тем не менее, в нашей жизни в сознательном аспекте сегодня гораздо большее значение имеет именно последнее. А это значит, что в обществе преобладают разрушительные процессы, обусловленные этой страстью – жаждой денег. И в этом смысле и любовь. Возьмите хотя бы наши традиции бракосочетания, связанные с взаимными подарками с обеих сторон и пышными свадьбами. И чем состоятельнее люди, тем они дороже. Но выполнение разных обрядов отнюдь не означает, что молодожены будут иметь все условия для совместной жизни и они будут свободны от стрессовых обстоятельств, разрушающих их чувства. Малоимущие же граждане просто обрекают себя на выживание, продав последнюю корову для такого случая. И любовь на этом фоне не может не играть разрушительную роль, ибо она не может осуществить себя, пока не устранены препятствия, мешающие ей развиваться. И ее свободное развитие, поэтому, происходит как разрушение сложившихся стереотипов отношений и знаний, идущих из прошлого.

Главное здесь состоит в том, что человек, сам того не сознавая, меняет стимулы и цели своей жизнедеятельности и отдает предпочтение не вещам, а любви, и стремится к ее свободному осуществлению. И нас здесь смущает тот факт, что она отождествляется с сексом и осознается как секс, в котором человек как раз  не находит удовлетворения, как и в страсти к обогащению. Фактом является то, что человек здесь подчинен этой страсти и, сам того не сознавая, посвящает себя ей, не осознавая в этом отношении результаты своей деятельности, и для него важно удовлетворение этой потребности, а не ее результаты. И в результате люди и «занимаются любовью», чтобы разочароваться. И это вновь и вновь воспроизводится, не выходя за пределы страсти.

Секс – это физическое отношение между полами, основанное на инстинктах. Исторически это отношение было ограничено и регулировалось моральными и правовыми нормами. Свободного отношения между мужчиной и женщиной не было. Они были, как мы уже знаем, запрограммированы. Теперь же оно освободилось и развивается относительно свободно и как личностные отношения. А исторически это есть просто процессы превращения социальных связей в индивидуальные, общественных отношений в межличностные. И последние исторически впервые становятся, освободившись от социальных форм, и это становление и носит противоречивый характер.

Какого-либо понимания любви, которое не было бы связано с полами людей, не было. Любовь всегда мыслилась как слияние мужчины и женщины, как их неразрывное единство. В этом смысле она и осознавалась как чувство, которое связывает людей противоположных полов. Но такое психологическое объяснение теперь нас не удовлетворяет. Речь идет о том, что секс принял самодовлеющий характер и подчиняет себе в силу этого деятельность индивидов. Здесь уже ничего не объяснишь природными или социальными причинами. Как чувство она просто эфемерно. Как инстинкт – иррационально. Мужчина и женщина уже не пойдут к будущему, руководствуясь ни тем и ни другим

Главное здесь состоит в том, что индивиды изменили стимулы и цели своей жизнедеятельности, и их уже не удовлетворяет то, что удовлетворяло предыдущие поколения. Человеку сегодня нужно свободное общение, ничем не ограниченное, и свободное развитие. Переход к вышеназванному обмену между мужчиной и женщиной как раз и есть освобождение их отношения между собой, ограниченного теперь не традиционными предписаниями или запретами, а денежными отношениями. Прежде женщине и в голову не приходило, что она может отдаваться мужчине до вступления в брак, тем более многим мужчинам. Даже отдаваться постороннему мужчине для нее было позором. Теперь все изменилось, и она свободна в своем выборе. Тем не менее,  свободными их отношения не являются,  а только освобождаются. И здесь тот факт, что их отношения переведены на денежную основу, указывает на степень их освобождения,  в которой их отношения друг к другу определяются обменом: женщина впервые стала манипулировать своим полом, а мужчина ее покупает. Именно поэтому теперь их отношения выступают не устойчивыми и не постоянными, а временными и внешними, а они вместе – одинокими, ибо деньги их отделили друг от друга. Отсюда и тот факт, что, гоняясь за наслаждениями и сиюминутными удовольствиями, они истощают свои силы, не достигая цели или идеала. На этом они сосредоточены, и его осуществление – это осуществление цели, которая и осознается как такое неутолимое стремление.

Вряд ли женщина могла бы манипулировать своим телом, если бы она имела ту страсть к мужчине, какую мужчина испытывает к ней. Тогда все коренным образом изменилась бы, и они вместо голого секса имели бы взаимные отношения, связывающие их в неразрывное единство.

Как раз  этот момент и улавливают, когда говорят о любви как о самом сильном чувстве. Но пока это - временный момент, который в своем полном осуществлении является идеалом, мечтой, причем никогда недостижимой в рамках денежных отношений. И это чувство, уже свободное сегодня, тем не менее,  двигает индивидом, являясь идеалом, и в особенности молодежью, которая и больше всего подвержена обмену. Но именно здесь молодое поколение слепо и в гораздо большей степени наполнено разочарованием, чем счастьем. Ибо оно, предоставленное себе, обделено во всем.

Молодежь, отданная на откуп бизнесу, утратила все ориентиры, которые имели смысл для предыдущих поколений. Отчуждение подрывает все устои молодежи и ее идеалы. Рыночное общество, как «общество умирающее», показало свое полное безразличие к молодежи, а значит к будущему. Одно это обстоятельство должно нам дать понять, что здесь речь идет отнюдь не о созидательных процессах и что бизнес, являясь характеристикой гибнущего общества, не характеризует будущее, которое, напротив, скрыта в индивидах и в их реальных связях между собой, которые и способны к развитию и изменению. Они и прокладывают себе путь сквозь все препоны общества, вместе с тем имея слепой характер. Здесь все решается не слиянием личности и общества, а разрывом между индивидом и обществом, которые и требуют преодоления. В советском обществе всех представляли коллективистами. Все люди были сознательными тружениками, осознающими цели общества и свои интересы сознательно сочетающими с интересами строящегося коммунизма. И эта идеология ничего не знала о человеке, отождествляя его с обществом. Поэтому социализм разрушили стремления людей к их собственному благу, выразившиеся в жажде обогащения, ненасытности людей в материальной ориентации. Ясно, эта ориентация характеризует общество, было направлено на созидание общественного богатства, а теперь, став индивидуальной, напротив, оно направлено против этого общества и разрушает его. И как общество умирающее, оно не только не имеет будущего, но и не может интересоваться им. К будущему пойдут только люди, отбросившие это старое общество. И суть состоит в следующем.

 

 

Картина дня

наверх