Всё о разводах

43 524 подписчика

Свежие комментарии

  • Игорь Михайлов
    Брак заключают для того, чтобы иметь взаимные обязательства, в первую очередь, по содержанию и воспитанию детей. А дл...Невеста с пузом

  • Иван Семенов
    Фигня! Самые красивые это русские "бабы"! Они являются эталоном, аксиомой красоты!Почему женщины не...
  • rus LEGION
    Нормальный мужчина в своём доме так долго НЕ думает.Письмо: "По лицу ...

Письмо: "Слезы, муки и руины"

Вот в этом письме автор типичный, обычная женщина с нулевым почти самоуважением, страдающая по тому, кому она не нужна, и готовая это публично описывать.

Но давайте обратим внимание в этом письме на героя.

Герой-инвалид, колясочник, с юности, но с любовным ресурсом у него все нормально. Есть жена, дети, есть даже любовницы. Было бы еще лучше, если бы с женой у него был динамический баланс и не нужны были бы любовницы, но у многих здоровых мужчин и такого нет: чтобы и жена, и любовницы, и у некоторых любовниц вот такая страстная любовь к нему как у автора.

Хороший у парня любовный ресурс, несмотря на очень серьезные проблемы с имиджем и здоровьем.

Попробуйте понять, почему так.

Самостоятельно разбирайте.

Нам это нужно для того, чтобы позже разбираться, что такое фигура в поле, как она растет или уменьшается в процессе опыта в ресурсе. Это связано с темой ОЗ, любовной в данном случае.

Вот сравните любовную ОЗ автора и любовную ОЗ героя. В чем разница и что та и другой делают для этого.



Здравствуйте

До недавнего времени я думала, что 5 лет чтения блога, прохождения нескольких тестов, пара сертификатов, помогли мне выйти из сложного периода, из аддикции, почти из ямы и даже начать двигаться вверх.

Но, как оказалось – показалось.

Все началось почти 9 лет назад и теперь, вероятно, завершилось с плачевным результатом. К началу истории мне было 33 года, я ни разу не состояла в нормальных, сколько-нибудь длительных отношениях. Рапан на 100%, живущий в каком-то воображаемом и иллюзорном мире, до 24 лет вообще была барышней с книжкой, а после попадала исключительно в формат секс-онли. Взаимная любовь стала идефикс. Я уже была готова чуть ли не приплачивать за любовь. А еще я всегда была дояркой, хотелось много хотя бы телесной любви, но получала всегда редко и мало. Вся остальная жизнь проходила каким-то фоном и была не главной. При этом каким-то образом нормально окончила институт, каким-то образом устраивалась на работу в нормальные компании, но работала точно не в полную силу, был средний достаток, позволявший вести комфортную жизнь – с путешествиями, встречами с друзьями, культурным досугом. Но все равно целью номер один всегда были поиски любви и отношений.

И в 33 года любовь со мной случилась – взаимная, страстная, тогда, когда я почти отчаялась её ждать. Правда, любовь эта случилась с ограниченными возможностями в разных смыслах. Н. было на тот момент 42 года и познакомились мы на сайте знакомств. Он написал первым, я поначалу нехотя отвечала, но он был настойчив, завязалось общение и постепенно он так меня увлек, что я влюбилась уже на этапе переписки, как сейчас понимаю, и он писал, что чувствует очень сильную тягу ко мне, что долго меня искал, постоянно восхищался, делал комплименты. Мы стали договариваться встретиться, выяснилось, что живем в соседних районах, что для Н. было очень удобно, так как он сказал, что у него травма и ему немного сложно ездить далеко и вообще, попросил меня приехать в его район, если могу.

Я уточнила, что за травма (думала, что может быть нога/рука сломана), но оказалось, что травма спинальная и он уже долгие годы на коляске, поэтому живет с мамой. И тогда он еще мне сказал, что с половыми делами у него все в порядке, и вообще редкий случай, когда во всем теле сохранена чувствительность, а вот ноги не двигаются. Я чуть посомневалась, а нужно ли мне с ним встречаться, а вдруг меня отвратит от него его положение, несмотря на влюбленность и я обижу человека? И тем не менее я поехала и как только открыла дверь его машины, и он сказал бархатным голосом «Привет» - всё, я влюбилась сразу и напрочь. Минут через 5 мы уже целовались, мне никогда не было так хорошо до этого момента. Были предновогодние дни и я подумала, что со мной случилось чудо.

Утром 1 января он написал, что влюбился и я ответила, что тоже влюбилась. Я была в полной эйфории – наконец я люблю и любима. Я уже воображала совместное будущее, как я буду заботиться и любить Н., а он – меня. Н. сказал, что в новогодние праздники мы обязательно встретимся и при этом до 7 января пропал. Меня накрыло, что вот опять, что-то я сделала не так, что его телефон недоступен, на звонки и смс он не отвечал. Я металась и реально молила Бога, чтобы он появился. И 7 января он появился (конечно, я сочла это чудом и божьим провидением), сказал, что были какие-то проблемы, умер кузен, но что 9 января мы обязательно встретимся. Встретились на заднем сидении машины, случился первый страстный секс. Все у него действительно было в порядке со всеми телесными делами, конечно, с некоторыми ограничениями по ряду поз, но это нисколько не снижало той страсти, которая возникла у меня к нему.

Но тогда же в машине Н. обмолвился, что он, оказывается, живет не только с мамой, но и с женой, с которой он давно и не живет в супружеском смысле, но пойти ей некуда (нет своего жилья) и поэтому она вот пока живет с ним. А еще есть 2 сына (6-ти и 3-х лет), которые не его биологические дети, а с кем-то жена нагуляла, но тем не менее он ей это простил и любит детей очень сильно, особенно старшего сына. Меня конечно это должно было шокировать, но я как классическая любовница предпочла верить, что действительно все так, как он говорит. Или я просто не готова была отказаться от своей первой взаимной любви, такой долгожданной, что это перебивало все доводы разума. Я верила, что Н. разведется, что мы будем вместе, ведь он так меня любит и хочет от меня ребенка (это он тоже сразу почти сказал). Но встречи наши были очень редки (раз в месяц, а то и реже), он приезжал ко мне, мы проводили вместе полдня и иногда он оставался ночевать (под какими-то предлогами он устраивал эти редкие ночевки). Он говорил, как он меня любит, мы безудержно занимались любовью, все встречи проводили практически в постели, так как они были настолько редки, что казалось непозволительной роскошью тратить на что-то еще.
Помимо того, что у него была жена, он соблазнил большое количество девушек, женщин разного возраста, разной внешности, статуса. Он сам как-то об этом обмолвился и сказал, что многие его до сих пор любят, по многу лет. Потом он сам рассказал, что и жена любит и хочет его невероятно, но он ей всю жизнь изменяет и не любит.

А еще сам стиль его жизни постоянно ввергал меня в противоречия: Н. никогда нигде не работал, но имел какие-то маленькие бизнесы или скорее оформленные на него. В его окружении, среди друзей и родственников, было много каких-то темных личностей, в том числе и с криминальным прошлым. Более того, он и сам участвовал в темных делах, рассказывал о том, что молодость, пришедшаяся на 90-е, была очень бурная, да и потом тоже.

Мне все было про него интересно. Интересно было узнать, как и где он получил травму, но этого я так и не узнала. Он не рассказывал (говорил, что может быть, когда-нибудь и расскажет) и это добавляло таинственности к его образу. Эта тема меня очень будоражила, я строила догадки, ищейка моя развернулась в полную мощь, я сопоставляла факты из его рассказов, позже из рассказов его мамы. И единственное до чего докопалась, что травма случилась, когда ему было 17-20 лет.
То есть травма ему никак не мешала вот так активно жить – гулять, любить компании, пробовать легальные и запретные удовольствия, ввязываться в истории, выбираться из историй, гонять на машинах (и это с ручным управлением), менять эти машины раз в год, соблазнять женщин и девушек пачками. В первый год нашего общения, когда я изредка попадала в компанию его друзей, я могла видеть этот эффект, производимый им на женщин. И тогда я еще думала, что это какой-то вид садизма, зачем он это все при мне делает – так смотрит на них, что они теряются, потом тают, потом начинают сами заигрывать с ним.

А я постепенно погружалась в эмоциональный ад: любовь и вспышки ненависти от невозможности быть с ним и видеть (но при этом скрываемой от него), безудержная страсть и при этом невероятная ревность, моральная борьба из-за некоторых аспектов его образа жизни, ищейка, мониторинг соц. сетей влюбленных в него девушек и жены, сравнение себя с ними. Жена у него красивая, типажа Мерилин Монро, а я диаметральная противоположность – не урод, конечно, но и не красавица. Я считала ее гораздо привлекательнее, мне рисовались картины, как они спят вместе и занимаются любовью, но Н. говорил, что любит только меня, очень долго искал именно меня. Говорил, что у него есть определенные специфические способности предвидения, появившиеся у него после травмы и он может предвидеть события. И вот меня он предвидел. Я готова была во все это верить и верила, моя/наша любовь казалась мне невероятной, обстоятельства уникальными, Н. тоже был для меня уникален (уже потом, читая блог и разбираясь в себе, поняла, что ситуация банальная конечно же – женатый мужчина, любовный треугольник). Но в тот период мне все виделось в необычном свете. Меня и так не было у меня никогда особо, и вот на 3,5 года я полностью растворилась в Н. и жила во всех этих раздирающих чувствах.

Было 2 эпизода из наших немногочисленных встреч, после которых я вообще практически себя потеряла. Первый и самый важный эпизод случился месяце на 3-м нашего общения.

Н. был у меня и в какой-то момент открыто взял мой телефон и стал открыто его смотреть. Там не было ничего, к чему бы он мог ревновать, но были смс из банка с оповещения о суммах задолженности по кредиту. В тот период я была еще и с дырами в экономике. И мне так не хотелось, чтобы он узнал об этом, что я довольно резко вырвала телефон и сказала, что не хочу, чтобы он смотрел. Я как-то совершенно не заметила перемены в его настроении, мы, как мне казалось, нежно попрощались в тот вечер, но после этого он замолчал. На все мои попытки с ним связаться, он мне лишь писал, что нам лучше побыть отдельно, потом вообще стал резок, сказав, что не видит, что я его люблю, раз так поступаю. Я буквально умоляла его простить меня, плакала целыми днями и спрашивала у всех подруг, что мне сделать, чтобы он вернулся. Подруги на меня недоуменно смотрели и много позже говорили, что в тот момент я была явно не в себе.

А Н. тем временем в соц.сетях активно флиртовал с разными девушками, писал двусмысленных статусы и я страдала еще больше.

Каким-то чудом, спустя месяц или больше я упросила его простить меня. После этого я зареклась хоть чем-то его раздражать, хотя эта моя собачья любовь и обожание в какие-то мометны, видимо, тоже его раздражали.

После 9 месяцев нашего общения я уговорила его оформить загранпаспорт и поехать отдыхать в Израиль. И вот мы вырвались на целых 7 дней + 2 дня до и 1 день после у меня. Это был самый долгий период, когда мы были вместе. Я с таким нетерпением ждала этой поездки, предвкушая любовь, страсть и счастье и при этом половину отпуска либо страдала, пытаясь сдерживать слезы, либо потом уже плакала. У Н. разболелся зуб, он мучился от жары, поэтому был раздражителен, язвителен и как будто старался сделать мне больно тоже. Но, наверное, его мучала еще и совесть, потому что что-то он там наврал жене, чтобы уехать, а потом писал семье трогательные открытки, ничуть не скрывая от меня их содержания.

После возвращения жена Н. нашла флешку с нашими фотографиями, были сцены, ее слезы, его метания и слова, что нам лучше перестать общаться. После этого мы нашли возможность встретиться, даже он был сначала в решительном состоянии наконец быть со мной, но потом жена упросила его месяц подумать.

Весь этот месяц я была в таком подвешенном состоянии, не могла ничего делать, ждала его решения.
И он написал длинное письмо (вообще, он прекрасно пишет и я ему всегда говорила, что ему нужно писать), что он остается с семьей, что любит меня, но его держат дети, мама и он не готов все это разрушить. Для меня это было равно смертельному приговору. Я рыдала и просила его меня не бросать, уговорила встретиться. Я не готова была от него отлепиться.

И потекли еще 2,5 года мучительного общения. Еще более долгие перерывы между встречами, их, мне кажется, можно было пересчитать по пальцам рук. Также были периодические разрывы, на месяц-полтора, мои бесконечные слезы и ожидания.

Возможность встретиться была либо когда он ездил в реабилитационные центры, либо летом я изредка приезжала на дачу к его маме, когда он был там и мы буквально день-два могли провести вместе. Да, с мамой он меня познакомил сразу и я всячески стремилась ей понравиться и даже это мне удалось, так как я обожала и любила Н. Ну и конечно, все это на фоне плохих отношений мамы с его женой. В общем-то я понимала жену, так как мама оправдывала все его похождения, жена конечно, срывалась на маме и отношения из-за этого были далеки от хороших.

Еще один из длительных периодов, которые мне удалось провести с ним случился как-то летом, когда он уехал в санаторий в Крым. Я страдала от предстоящей разлуки и обуревающей ревности. Мне казалось, что там он мне точно изменит, разлюбит и все закончится. И я решила хоть на неделю, но поехать туда – где-нибудь поселиться, найти его, сделать сюрприз. Поначалу я не хотела ему говорить, но потом все таки рассказала, что уже взяла билет на поезд и приеду. Он назвал меня сумасшедшей, но отговаривать не стал. Думаю, что ему был даже приятен такой шаг, который доказывал мою безмерную любовь. Но сейчас я понимаю, что, конечно, это была моя любовь к себе, так как я не могла просто выносить такую муку. Я приехала, Н. даже сумел как-то все разрулить и поселить меня у себя в номере. Он делал мне приятное – возил и показывал Крым, где я была впервые, мы занимались страстно любовью, не стесняясь тонких стенок. А еще я жаждала забеременеть от него, понимая, что вряд ли мы будем вместе, но у меня хотя бы будет ребенок от него. Через неделю я уехала, долго плакала на прощанье, он тоже грустил. Он пробыл еще неделю, вернулся домой, но после этого мы почти и не виделись – опять потянулись месяцы разлуки.

Перед новым годом Н. сказал, что жена с детьми и подругой собралась на праздники в Таиланд и он ко мне приедет и мы проведем целых 10 дней вместе. А потом буквально за день или два сказал, что у подруги что-то там не срастается с поездкой и придется поехать ему, чтобы деньги не терять. Это был для меня удар, наверное, один из самых мощных. Он уехал, я все 10 дней адски просто промучилась. Затем он вернулся, довольный поездкой – в Таиланде в отличии от Израиля ему понравилось, он разместил фото в соц. сетях. Остатки какой-то внутренней гордости дали мне возможность какое-то время ему не писать, потом он написал какое-то очередное прощальное письмо, а я в ответ – как люблю его и как мне плохо. И опять продолжилась моя великая любовь. Но с того момента все таки что-то уже было не так, какой-то надлом, который я не очень-то рефлексировала.

Положение никак не менялось, и оснований думать, что он что-то предпримет, у меня тоже не оставалось. Все варианты и возможности, как нам быть вместе предлагала я. Это невероятное желание быть с ним сподвигло меня купить квартиру, до этого я снимала. Да, отношения с Н. повлияли на меня благотворно в том смысле, что я закрыла все кредиты, как-то сумела взять себя в руки, потому что мне казалось, что своя квартира решит вопрос – он с мамой сможет переехать ко мне, а потом как-то решит вопрос с разделом своей квартиры. А потом мы объединим квартиры и заживем счастливо. Около 2/3 суммы мне дали родители, а остальное я выплачивала в виде рассрочки, переселившись в какую-то чуть ли не бытовку на 9 месяцев, чтобы максимально сократить платежи по аренде. Однако, он дал понять, что не готов переехать с мамой в мою однушку в Подмосковье даже на время, он привык к своей квартире и вообще не хотел бы из нее выезжать. Единственный вариант, который он видел – что я продам свою квартиру, эти деньги пустить на покупку квартиры жене и детям, добавив сумму, которую он предполагал, могут дать родители жены. А я перееду жить к нему. Но что-то мне подсказывало, что так поступать мне точно не нужно.
После этого наши отношения продлились еще ровно год. Я не помню, сколько раз мы виделись – наверное раза 3-4. И я даже не помню, что точно привело к разрыву. Наверное, то, что я измучивала Н. своим нытьем о редкости встреч и желании быть с ним. Все мои штурманские предложения как быть с недвижимостью и что мы можем предпринять, чтобы быть вместе – не находили в нем отклика. Видимо, вконец устав от этого мучения, в июне 2015 года Н. написал, что не видит никакого выхода, совместного будущего и будет доживать свой век с нелюбимой женой, но любимыми детьми и мамой.

Меня очень сильно трясло где-то месяц или два. Но к тому моменту я уже нашла ваш блог и шаг за шагом, читая все посты, а особенно по выходу из любовной аддикции, начала постепенно выбираться. Да, я не могла его забыть, продолжала любить и надеяться, что может быть он вернется. И связь между нами посредством его мамы все равно была. Я тем не менее начала пробовать встречаться с другими мужчинами, где-то через год, еще не отойдя и любя его. Это были какие-то знакомства посредством Тиндера, которые, впрочем, ни к чему серьезному не привели. Я продолжала любить Н., а в плане секса мне вообще казалось невозможным с кем-то быть, я напрочь никого не хотела. Вместо этого заходила в парфюмерные магазины, душила платочек постоянным парфюмом Н. и спала с этим платочком, витая в эротических грезах. Кроме того, мне звонила довольно регулярно мама Н., просила приезжать на дачу, если дело было летом – и я ехала и даже иногда с ночевкой, спала в комнате Н., на его постели щедро надушенной его парфюмом. Иногда находила какие-то «послания» (брелок, мелкие вещи иногда даже записки) от него под подушкой или еще где-то. Мы мило общались с его мамой, я считала это данью нашей любви и высшей формой доверия. Раз-два в год Н. писал мне на электронную почту – письма-страдания, где говорил, как он страдает, как стареет, мучается, живя с нелюбимой женой, но изменить ничего не может, не видит выхода, живет ради мамы и детей, а самому ему давно ничего не надо, апатия и ничего не хочется. Я конечно, читая эти письма страдала не меньше, так как не понимала – ну вот же я, рядом, приезжай, давай будем вместе и как-то все решится.

Один раз, спустя года 1.5 я все таки изменила Н. с молодым мужчиной (назову его А.), ровесником, холостым, ничем не обремененным. Это был короткая неловкая попытка начать новые отношения. Я с удивлением обнаружила, что могу испытывать влечение к другому мужчине и при этом жуткий стыд от своей измены. Но в этих отношениях я, видимо будучи в очень еще плохом состоянии, умудрилась слиться, А. заплюсовал, пропал, а я посчитала, что это и к лучшему, что мне стоит заняться собой, своими ресурсами и восстановлением себя, а про все попытки построить с кем-то отношения лучше отложить до лучшего стабильного состояния.

Был еще М. – мой старый приятель и друг, с которым когда-то был очень короткий на пару раз секс-онли, который перерос в дружеское общение. М. женился, я дружески общалась с ним и его женой, потом они развелись по инициативе жены, как раз через год после того, как Н. расстался со мной. М. был в разобранном состоянии и видимо ему хотелось как-то свое мужское достоинство реабилитировать и он активно пытался перевести формат нашего общения из дружеского в романтический. Я, естественно, этого не хотела, так как понимала, что это попытка забыться и мне это тоже не нужно, так как я его никак не хотела, будучи зацикленной на Н.

Я продолжала читать ваш блог, он мне невероятно помог, спасибо вам огромное. Постепенно я начала больше концентрироваться на работе с ресурсами. Я стала, как мне казалось, объективнее оценивать свою историю с Н., понимала, что это была аддикция и что в состоянии моего глубочайщего минуса, конечно, он никак не мог бы решиться быть со мной вместе. Поначалу, мне казалось, что я расту и ждала на этом фоне камбека и его пинги, конечно, были. А потом со мной произошли более существенные изменения, я поняла, что я просто спущу свою жизнь в унитаз, вот так продолжая его ждать и что это совсем неправильно, и что ездить к его маме неправильно, особенно по его просьбе позаботиться и навещать ее, покуда он уезжал отдыхать с женой и детьми. И ведь мне казалось, что это невероятно благородно с моей стороны и я совсем не хотела замечать, как я саму себя теряю, застреваю во всем этом и рано или поздно это болото поглотит меня. И прошлой зимой я решила, что хватит, что это ненормально, что пора перерезать эту пуповину или скорее слезть с иглы окончательно. К прошлому лету я уже совсем редко думала об Н., не ездила больше к его маме, а когда она звонила под разными предлогами отказывалась, выбросила многие вещи, связанные с ним. И уже чувствовала, что и любовь прошла. У меня осталось чувство какой-то легкой грусти, но уже я не связывала с ним своего будущего, перестала совсем страдать, радовалась другим вещам, смотрела на других мужчин и они мне нравились и даже я начала нравиться. Даже А. опять появился, писал что хотел бы встретиться и я даже как-то что-то, себе подумывала, юля и оттягивая. Хотя, именно с ним боялась, так как и он мне напоминал о моем разобранном состоянии 3-летней давности. Мне хотелось чего-то совсем нового, соответствующего моему новому состоянию. Все то старое мне хотелось забыть, как долгий и мучительный сон. И эти новые возможности, новые люди стали появляться и мужчины стали обращать внимание.

А в ноябре 2019 года активно появился Н. Он написал мне в мессенджер какое-то обиженно-гневное послание. Оказалось, что он пару недель назад написал мне письмо на почту, которую я уже давно не проверяла. Я прочитала письмо, в нем было много про то, как он все эти годы страдал, что хотел бы чтобы мы были вместе, что все эти годы он планомерно разрушал отношения с женой и подвел её к разводу, что ей уже ничего не нужно и дети тоже уже достаточно большие и можно все устроить так, что мы будем вместе, если мне это конечно нужно.

Прочитав это письмо, я испытала какую-то смесь противоречивых чувств – грусть, всколыхнувшееся чувство прошлой любви и ощущение, что сейчас-то уже мне наверное ничего не нужно, у меня есть новые стремления, все это уже, наверное, поздно и ни к чему, и не хочется. И все равно приятно, что он мне вот так пишет, что так как он меня все равно никто не любил и любить никогда не будет. А еще в тот момент я, наверное, плюсовала, мне казалось, что я где-то сверху, что мне-то и не нужно уже, если ему нужно, то пусть предпринимает действия. Мы возобновили общение по телефону, стали созваниваться, при этом я не чувствовала той любви и страсти со своей стороны, которая была раньше, хотя мне и было приятно, что он хочет быть со мной, что предлагает варианты по решению жилищного вопроса (а раньше это делала я), а мне вроде бы как и не хочется никаких действий со своей стороны предпринимать. И вообще – это на его стороне препятствия – вот пусть он и действует. И даже на тот момент активизировалось мужское внимание – писал А. и настойчиво хотел встретиться, в декабре со мной познакомился мужчина с высокой ОЗ, мы пару раз встретились, он мне нравился и было влечение довольно сильное. Я рассказала подруге, которая единственная была в курсе всей истории с Н., что он опять пишет, она меня предостерегла от влезания опять в ту же реку, но я ее уверила, что внутренне сильна как никогда и, если будет нужно, смогу быстро и безболезненно закрыть эту страницу.

Под Новый 2020 год я уехала с подругой в Италию, наслаждалась флорентийским искусством, миланским шоппингом и в новогоднюю ночь получала поздравления от Н., А., и нового знакомого. Это льстило, я себя чувствовала ого-го, хотя в общем-то за этим всем не было ничего серьезного. А еще вот тогда в новогоднюю ночь меня сильно резануло, когда Н. прислал свои фото за новогодним столом с мамой и детьми, а стол накрыт всякими вкусностями, приготовленными его женой. А я в Милане в своем статус кво вечной одиночки. И как бы я ни храбрилась, это он на верху, а не я. Н. мне предлагал встретиться, чтобы все обсудить – с ним, с мамой, с его женой. Я крутила у виска и говорила, что ничего с его женой я обсуждать не буду и вообще встречу оттягивала даже наедине с ним. Со стороны моего псевдо-плюса, мне казалось, что я могу разочароваться в нем, что вот я его так страстно всегда хотела и желала, а мне казалось, что вся эта страсть у меня прошла.
Но в начале февраля мы встретились, сидели у него в машине и как в самый первый раз я поплыла – и как будто не было этих 4 лет, что мы не виделись. И хотела, и желала я его также, и его магнетизирующий взгляд влиял на меня также, и также хотелось его целовать всего с головы до ног.
Мы так и не приступили ни к какому обсуждению возможностей быть вместе. Да и я еще из своего псевдо-плюса думала, что да, хорошо, но может быть оно мне и не нужно. Может быть мне стоит попробовать с этим новым мужчиной. Хотя страсть и влечение к Н. проснулось в полной мере. Но я понимала, что все таки он же женат и по сути, чтобы он не говорил, никак еще ничего не изменилось. Да, все вроде были в курсе, даже старший сын уже знал обо мне и жене было сказано, что нужно разводиться, а она просила дать ей время привыкнуть к этой мысли. Еще через пару недель он сказал, что готов приехать ко мне на неделю. А я не понимала, как себя вести, меня коробило даже больше, чем когда мы встречались тайно. В договоренный день я заехала за Н. и увидела, что рядом с ним около подъезда стоит его старший сын. Я просто не могу передать всей той внутренней бури из помеси стыда, недоумения, что так нельзя, что нельзя, чтобы 15 летний мальчик провожал папу к любовнице. Чтобы он не говорил, что сын в курсе обо мне, что он заложил в него нормальное отношение, меня все равно это жутко коробило и не укладывалось в рамки моего понимания о нормальном. Нужно сказать, что старший сын особенно любит Н. Мне даже кажется, что он также магнетически влияет на него, как и на женщин. Даже жена Н. сказала, что он присвоил сына и даже ревнует его к такой любви. А сам Н. сказал, что дети действительно очень любят его, как щенята к нему ластятся, старший сын каждый вечер делает ему массаж, всегда при случае обнимает его, а еще любит взять его ношенную футболку и нюхать. И это да, прям как я, и как, уверена, другие женщины, которые любили Н. И Н. не хотел бы разлучаться с детьми, в идеале бы вообще, чтобы дети жили с нами, хотя бы старший сын, ну или обязательно где-то совсем рядом, чтобы каждый день видеться.

В ту встречу мы доехали до меня, до вечера занимались любовью, а потом я сказала, что все это все равно не правильно. Что ему нужно развестить, что тем более, когда все всё знают это необходимо. И в этот же день вечером я отвезла его домой. Он согласился, что я права и что он будет настаивать на скорейшем разводе, а пока мы действительно не должны встречаться, что теперь все будет честно, что он поменялся за эти годы и тоже не хочет блуда.

Но, ожидаемо, жена не могла быстро решиться, просила дать ей время, может быть месяц, чтобы свыкнуться, а я понимала со своей стороны, что ни с чем она не свыкнется. При всей той боли, которую он причинял ей всю жизнь, она все также его любит и не готова от него отказаться. Я наверное это понимала лучше, чем он. В общем, все опять погрузилось в неопределенность.

А потом началась эпидемия коронавируса и все сели по домам и уже совсем ничего нельзя было предпринимать. Н. говорил, что все продолжим, как только будет возможность. И хотя причины были объективными, я уже скатилась вниз и мое нетерпение постоянно выходило наружу. В первый этап наших взаимоотношений я никогда не вываливала на него свои внутренние бури, все взрывы происходили у меня внутри, а на Н. я изливала только свою любовь и безмерное обожание и скулеж изредка, но без претензий. За что он, наверное, и любил меня. А сейчас мое нетерпение, сомнения, претензии вываливались и на него тоже, у меня просто не получалось их сдерживать. Я говорила, что вот уже опять прошло полгода, а ничего так и не изменилось, что уже 8,5 лет как ничего не меняется. В апреле я как-то держалась от претензий, но карантин затягивался и, вероятно, под действием общего напряжения все мое внутреннее несогласие с ситуацией многократно усугублялось. Где-то с середины мая начались американские горки. Я высказывала претензии из большого такого минуса, при этом мне хотелось все закончить, я порой провоцировала его на то, чтобы он сказал мне что-то плохое, что могло бы меня отвратить от него или его окончательно отвратить от меня. И он действительно говорил, что я уже не такая, что он любил ту другую меня, которая его обожала и со всех ног бежала к нему. Я подтверждала, что да, действительно изменилась и не хочу возвращаться к тому состоянию, что мне нужна спокойная любовь с уважением, а не мучительная любовь-ожидание, которая разрушает меня изнутри. За последние 2 месяца меня качает из страсти и любви к отторжению и агрессии. Это какая-то любовь-борьба или страсть-борьба, в которой я все время проигрываю. Я пытаюсь как-то отстоять свои права, понимая при этом, что все равно решает всегда он быть нам или нет. Обуревающее желание быть с ним и невозможность соблюсти комфортных для душевного равновесия условий. В 3-х или 4-х размолвках, которые были за эти 2 месяца, то я косячила, оставляя хвосты, то он. Это всегда хорошо ощущалось по состоянию после. Поэтому либо мне приходилось как-то реабилитировать себя, чтобы обрести хоть какую-то устойчивость, либо он, чувствуя, вероятно, тоже какой-то дискомфорт. Но весь этот высказанный в размолвках-расставаниях взаимный негатив накапливался и смешанный со страстью, разъедал меня изнутри и, вероятно, его тоже. И при этом я катилась вниз со свистом, с пониманием, что я опять почти в том же состоянии, что и тогда и, частично осознавая, все равно не могла противиться. После каждой размолвки я хотела, чтобы он вернулся. А Н. наверное хотелось все завершить, но все равно он поддавался на мои примирения или сам из-за агонии любви и страсти примирялся, но очевидно, что он уходил все в больший плюс. Ему нужна была та покладистая я, а я бунтовала.

Две недели назад мы наконец встретились, он приехал ко мне, опять также страстно в постели и все вроде было хорошо, опять надежды на совместное будущее. Он сказал, что хочет, чтобы я ехала с ним на месяц в санаторий. А еще сказал, что если я забеременею, а мы не предохранялись и были подходящие дни, то это всё решит в нашу пользу еще быстрее. А через пару дней меня опять начали терзать внутренние демоны, что мне нужно внутренне согласиться с тем, чтобы ехать в статусе любовницы, а еще то, что мне хочется, чтобы не беременность была определяющим моментом, а я сама. Опять бунтовала и все это высказала. Он в очередной раз сказал, что он оставляет все как есть в своей жизни, а мне желает удачи. Мы неделю не общались, он менял аватарки в мессенджере со всякими посланиями (знал, что я буду видеть), где было и что он устал от всего, и что все задолбало, а потом вывесил аватар с именем, которым его жена называет. И я не вытерпела, написала, что рада, что все у него с женой наладилось. Опять завязалась переписка, опять помирились и в прошедшую пятницу встретились. Он планировал пробыть со мной до понедельника, сказал, что жена вроде готова начать бракоразводный процесс, что до поездки в санаторий он постарается подать документы на развод. А после он вернется и все возможно решиться. А если я беременна, то он даже в санаторий не поедет. А я уже чувствовала, что я, конечно, не беременна и это было похоже на экзамен, который ты заранее провалил. Я не знаю, что со мной творится, когда я рядом с ним. Мне одновременно безумно хорошо, и безумно же мучительно. Безумно хорошо в сексе и, наверное, и он тоже привязан ко мне в большей степени именно из-за этой взаимной страсти, получаемого удовольствия. В постели я именно та обожающая его, которая ему так нужна. И это я понимаю. Я просто растворяюсь в нем, в его желаниях и удовольствии и он также дарит удовольствие мне. Если бы мы всегда находились в этом состоянии, то это были бы, наверное, самые прекрасные отношения. Но в остальное время очень много драматизма, препятствий и невозможностей. В этот раз я уже на самом деле была настолько растворена в нем, опять как тогда, мне хотелось делать ему приятное, купить что-то, что ему понравиться (и я промахивалась), накормить чем-то вкусным (а выходило что-то несуразное), хотя он и уверял, что ему все нравится. Но еще я видела, что ему у меня некомфортно, что он смотрит на меня критически и замечает набранные за карантин 3-4 лишних килограмма, а потом и говорит об этом. А я плохо сплю, мечусь, он говорит, что мне нужно попить новопассит. А ночью ему снятся нехорошие сны про пожилую маму и он сообщает, что чуть ли не в 5 утра готов был к ней ехать. А утром ему и пишет, и звонит жена. И дальше под благовидным предлогом он говорит, что нужно уехать. И я его отвожу с кислыми щами и скорбью на лице, которую он уже, наверное, не выносит. До вечера мы еще агонично общаемся (вернее это я инициирую), а вечером он пишет «Забеременей» и я понимаю, что это единственное, что может его сподвигнуть быть со мной. И это коробит и одновременно понимаешь, что завтра станет очевидно, что это не так и от тебя окончательно откажутся. И остатки самолюбия твердят тебе, что нельзя такие условия терперь и при этом шанса быть с Н. не остается. В ночь становится очевидным, что я не беременнп и я пишу ему об этом, с призрачной надеждой, что все таки поутру он мне напишет или позвонит и скажет, что все это не важно. Но нет, он пишет: «Забеременей от кого-нибудь. Я тебя умоляю. У тебя все есть для этого. Это я один остаюсь. Хватит х..ней страдать и тебе, и мне». И мне бы уже замолчать и больше ничего не писать, но я пишу ему о своей боли и муках и о том, что я никогда не была инициатором расставаний и мне всегда приходилось подчиняться его решениям и что тяжело и больно слушать его «наказы в светлое будущее».

Опять слезы, муки и руины, как и пять лет назад.

Мне действительно хотелось, чтобы на базисе той страсти и любви появились новые мы (я еще своей Училкой и Штурманом его доставала), с отношениями без препятствий, без боли, без драмы. И это желание оно все равно есть и я этого хочу и при этом понимаю, что уже все я загубила и сама себя опустила на дно, откуда нужно выкарабкиваться. Я же выкарабкалась, как мне казалось после первого раза и, наверное, ждала, что точно удержусь и там наверху сможет получиться это новое и счастливое. А свалилась опять. Раздирают противоречивые чувства – боль и безумное желание его видеть и вернуть. А с другой стороны, понимание, что мне нужно себе вернуть локус контроля, заняться работой еще активней и чем-то полезным и отвлечься, а не зависать всеми мыслями на Н. – ведь все разрушено и вряд ли возможно при моем таком состоянии. И хочется увидеть то, что я не вижу, и не понимаю про себя, и про него, надеясь, что это поможет мне выдернуть себя из этого ужасного теперешнего состояния.

Буду признательна, если мое письмо попадет на разбор. Извиняюсь, что письмо получилось очень длинным.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх